white tiger

special_i_st


Продавец света

Мысли вслух


Previous Entry Share Next Entry
ВТО как хороший инструмент. Если есть умелые руки
white tiger
special_i_st
Своё отношение к вступлению в ВТО я уже образно озвучивал.
Сегодня же, по наводке Онотоле, увидел очень интересный текст, говорящий не образами, но аргументами.


http://www.odnako.org/blogs/show_20295/

Вступление в ВТО выгодно России сильной и вредно России слабой

… Дискуссия вокруг вступления России в ВТО дает основания предположить, что число людей, понимающих  у нас толк в экономической науке, уже довольно близко к наличному в стране населению. Наверное каждый политически активный «неовощ» уже успел высказаться на эту тему дважды или трижды. И за этим хором всё  понимающих специалистов как-то совсем затерялся голос профессионалов от экономики. Я  рискну высказать несколько непопулярных   тезисов, по возможности - спокойным  языком, избегая крайностей и глупостей вроде тех, что сейчас раздаются и из лагеря записных протекционистов, о том что ВТО – «это преступление, которому нет оправдания», и завтра мы все если не умрёт, то хором потеряем работу, а также тех самоуверенных умников, светящихся изнутри от своего просперити, которые, сидя на склонах Холма Власти оттуда  ласково и отечески убеждают народ, что «никакой проблемы нет». Сторонники и противники ВТО сейчас хорошо дополняют друг друга: вместо поиска оптимальной стратегии, и дискуссии на тему, как нашей общей стране нужно вести себя в новых условиях, они заняты  переталкиванием мячика по политическому полю. Забивать мяч при этом никто не собирается, поскольку никто толком не знает, где ворота. Тут главное не гол, а чтобы трибуны побольше волновались. Пора уже взять некий тайм-аут, перестать пинать этот мячик,  и спокойно разобраться в ситуации.

Выйти и хлопнуть дверью ?

Во первых, давайте примем как данность, что варианта «выйти из ВТО»  на поле возможных политических  решений не существует.  Это сейчас примерно то же самое, как муссировать тему выхода из ООН - теоретически проще простого, практически - необсуждаемо.  Попытки оппозиционных политических сил поставить вопрос законности вступления   России во Всемирную Торговую  Организацию - это лишь способ слегка дистанцироваться от этого непопулярного решения, а также от  вполне возможных негативных последствий. Если последствий не будет – завтра никто и не вспомнит про их инициативы и протесты.  А если будет - всегда можно будет отыграть эту политическую карту. Поэтому надо понимать,  чтонакат на  ВТО - это сегодня  почти беспроигрышная оппозиционная политическая стратегия, и это надо учитывать. Причем  играть на этом поле могут не только оппозиционные партии, но  - как это ни странно – и функционеры партии  правящей, с прямым расчетом подвинуть тех своих коллег, кто  ещё не успел просечь новую фишку, и заявить что ВТО - это очень, очень плохо, и тем самым  непредусмотрительно и легкомысленно  принял на себя часть ответственности за возможные проблемы. Так что, не удивляйтесь, если критика ВТО вскоре начнет раздаваться напрямую от функционеров «Единой России» и даже членов Правительства  - это  всего лишь нормальная клановая борьба внутри любой партии власти. Не стоит обращать на это особого внимание, и делать из этого сенсацию, таковая борьба всегда была, есть и будет. А также всерьез реагировать на всякие «Списки преступников, которые голосовали за ВТО» (появились и такие). Тема политически столь сладка и очевидна к разработке, что мы ещё увидим мед, восставший против неправильных пчёл.

Сезон ВТО: кто громче крикнет «Геть»

Посему, лагерь «противников ВТО» в ближайшее время, в наступающем политическом сезоне, будет неуклонно пополнятся - причем заметными фигурами -  это неизбежно в силу самой логики  политического процесса.  А поскольку каждый из них вынужден будет ещё и  перекрикивать соседа (а новообращенные противники ВТО вообще кричать громче других, как оглашенные) - то в ближайшее время, возможно, простой публике станет не совсем понятно, кто же за это ВТО голосовал. При этом любые негативные процессы в экономике и провалы в экономической политике в течении ближайших пары лет можно будет с легкостью списывать на это самое  ВТО. Обанкротилось предприятие? - виновато  подлое ВТО, не менеджмент, как вы могли на них подумать, это же профессионалы высшего класса. В области плохие дороги и ужасная  медицина? «Ну что вы хотите, мы же вступили в ВТО» - намекнет самый лучший  губернатор своим, и подмигнут левым глазом. Это всё Москва виновата  - а он не при чем.  Некоторое время простой публике  будет казаться, что просто-таки все до одного  в стране против этого самого ВТО, особенно когда  к этой противо-втошной вакханалии присовокупятся и государственные масс-медиа, что почти неизбежно.   После пика интереса к теме, разумеется, неизбежно  наступит и спад. Тема будет  отработана, все политические ништяки  и проигрыши получены,  и настанет время манёвров вокруг какой либо другой темы. Но предстоящий политический сезон - безусловно, сезон  обличения и разоблачения вредоносного  ВТО. Давайте это учитывать, и учится видеть корни этого обличения в классическом «Cui prodest?». Ну, или хотя бы в не менее классическом: «Кого бы нам подставить?».

Второе важное обстоятельство заключается в том,  что нет ни одного негативного последствия вступления России в ВТО которое не могло бы быть преодолено или сведено к минимуму с помощью взвешенной экономической политики. Таких последствий просто не существует.  Речь сейчас идет лишь о том, есть ли в Правительстве профессионалы, способные сформулировать и проводить такую политику,   и есть ли политическая воля её проводить – поскольку любая политика лишь тогда политика, когда ясно определено, кто за неё платит, и несет бремя государева тягла. Этот тезис, разумеется, требует подробных пояснений. Мы привыкли  слышать ровно обратное, причем, как ни странно,  от обеих сторон дискуссии: одни исходят их того, что от вступления в ВТО мы чуть ли не скончаемся, вторые – что по умолчанию ничего плохого не произойдет. Причем и те, и другие исходят из статического, инерционного  варианта экономической   политики, даже не предполагают, что может быть сформулирована новая,  активная экономическая повестка дня, что можно и необходимо конвертировать недостатки членства в ВТО в конкурентные преимущества, в реальный экономический рост, а не в экономические падение. И это не удивительно: ведь за этот экономический рост неизбежно придется заплатить, и я сейчас расскажу, кому и как.

За ВТО заплатит рубль ?

Все доморощенные  теории, насчет того что ВТО непременно «убьет нашу экономику» основаны на одной простой и слегка феноменальной глупости.   А именно, полном игноре в отношении того фундаментального экономического факта, что курс национальной валюты для баланса конкурентоспособности   играет  куда более  важную роль, нежели любые таможенные ставки – особенно в том их  размере, которые  реально сложились к 2012 году.Именно  курс национальной  валюты – вместе с механизмом его формирования – определяет главные, базовые  соотношения в структуре национального экспорта и импорта, является самым мощным инструментом регулирования конкурентоспособности страны. И над этим инструментом, простите, не властны никакие «правила ВТО». Разумеется , курс валюты нельзя взять с потолка: но привести его в  соответствие с изменившейся экономической конъюнктурой и можно, и нужно, и полезно.  Конкретно, в нынешней ситуации речь идет о железной экономической необходимости постепенного снижения обменного курса рубля.

(Попутно заметим на полях, что известный  аргумент сторонников ВТО в духе: «потребитель только выиграет, так как пошлины снизятся а значит, цены  на импортные товары уменьшатся» - ничтожен, так как экономика в любом случае заставит скорректировать обменный курс,  который, как минимум,  съест весь этот мифический «выигрыш потребителя», а на практике – съест и часть его дореформенных доходов, а также сбережений).

Что касается структуры импорта, то все массовые  западные товары и большая часть услуг на нашем  рынке давно представленыи представлены уже не  годами, а десятилетиями:  таким образом, речь НЕ может идти о вытеснении отечественного производителя с рынка  за счет принципиально иного качества импортного товара: всех, кого можно было вынести с рынка  другим качеством импорта - уже давно вынесло. По сути, речь может идти лишь о ценовой конкуренции, и лишь в тех сферах, где  у нас существует хоть сколько нибудь масштабное  национальное производство.  Соотношение же цен на отечественный товар и импортный аналог напрямую и главным образом определяется  курсом нашей  национальной валюты, и затем  - и лишь в небольшой степени  - корректируется импортной пошлиной. Другое дело, что курсовой  инструмент, хотя и весьма сильный – куда менее избирателен, нежели таможенное регулирование. Что ж, посмотрим на примере проблемных секторов – хватил ли инструментов курсовой политики для их «спасения от ВТО»

Как и кого спасать

Самые большие волнения проистекают на тему того, что вступление в ВТО якобы «уничтожит наше сельское хозяйство и обрабатывающую промышленность». Во-первых, весьма значительную часть нашего сельского хозяйства и промышленности  «спасать» просто не потребуется – по той причине, что Россия является не импортёром, а  крупным экспортером на этих рынках. Например – зерновое хозяйство, или производство вертолётов, н не говоря уже о промышленности первого предела (металлургия, химия, удобрения).   Но и  в проблемных секторах, таких, скажем, как производство мяса, обуви,  текстиля,  простое снижение курса национальной  валюты,  на 5-10% приведёт для отрасли примерно к тому же эффекту, что и повышение защитной таможенной ставки на импортные аналоги в том же объёме.  А это существенно большая поддержка, чем негативный эффект от предстоящего снижения пошлин в рамках процедур ВТО.  Импортное продовольствие (обувь, ткани ..) станет дороже, а отечественное ... А значит, их доля на рынке изменится таким образом, что …   Но вот перед тем, как смело  дописать: «доля отечественного производителя вырастет», надо сделать важное замечание. Доля отечественного  производителя при этот вроде бы,  просто обязана вырасти. Однако,  это произойдет только при сильном правительствепроводящим сильную экономическую политику. Что произойдет при слабом? А вот что. Рубль всё равно неизбежно опустится:  если  конкурентоспособность экономики недостаточна, он  сам провалится  вниз, причем с куда большими издержками, нежели спокойная, плановая девальвация в ручном режиме. Скажем, провалится лавинообразно, в духе 1998 года,  через обрушение целых отраслей экономики. Но вот выгод от снижения курса рубля при слабом правительстве ни одна из отраслей, работающих на внутренний рынок,   не почувствует: скажем, для села его тут же съест рост цен на ГСМ, не имеющий никаких других оснований, кроме желания пяти-шести наших  монополий «подровнять экспортные и внутренние доходы», а также рост цен на удобрения   – так как вывезти их будет выгодней, нежели продать селу внутри страны, и многое,  многое другое, вроде газа, который тоже начнет шевелить всеми своими трубами, как спрут, и  щелкать заслонками, намекая прямым текстом  на то, что внутренние цены вдруг стали для него «убыточны» - убыточны по сравнению с Европой, ведь в Европу можно продать куда дороже.   А чтобы стеной стоять на пути прибылей таких корпораций – причем легких прибылей, прибылей сразу  и ни из чего -  нужно быть плотиной Братской ГЭС  в политике, а не «техническим кабинетом».

Является ли такой плотиной нынешнее Правительство – большой вопрос. Как раз ВТО ясно и ответит на него, и критерий прост: Правительство, которое не сможет переломить ситуацию, и  заставить  крупнейшие  корпорации заплатить свою часть взноса за вступление России в этот экономический клуб – обречено. Хорошо бы, чтобы не вместе с нашей экономикой.

Семь рубежей обороны

Если нарисовать картину крупными мазками, то умрет наша экономика от членства в ВТО или расцветёт,  определяется вовсе  не на основе пошлин, как часто думают, и о чем все в основном и говорят,   а на семи главных уровнях обороны, где вопрос пошлин – вокруг которого сейчас  ломают копья -  играет вполне подчиненную и техническую роль. Лишь как один из многих инструментов регулирования, не более.

Вначале, регулируя обменный курс национальной валюты, власти обязаны  сбалансировать экономику в целом. При этом, слегка и аккуратно опуская курс валюты (без вредных резких телодвижений,  возможно, на несколько процентов в год сверх инфляции),следует добиться того, чтобы большинство отраслей в стране были в состоянии работать на внутреннем рынке без какой либо специально  поддержки. Если проведенного снижения недостаточно - следует снижать курс дальше. Никакого другого разумного решения тут  не существует.   Недостаток этого инструмента в том, что он неизбирателен, и действует сразу на всех, а  значит, отрасли неизбежно окажутся в разном положении относительно зарубежных конкурентов. 

Затем, на втором уровне обороны, власти устанавливают дифференцированные ставки  таможенных пошлин, которые  могут колебаться от нуля, до установленного правилами ВТО уровня. На этом уровне, если мы правильно отработали баланс на первом рубеже, то есть установили тот курс  национальной валюты,  при котором большинство отечественных товаром конкурентоспособно на внутреннем рынке относительно товаров  импортных,  оставшиеся проблемные отрасли должны получить дополнительную защиту.

Затем, вступает в действие уровень нетаможенного регулирования экспорта, третий уровень  - это антидемпинговые процедуры против слишком дешёвого импорта,  плюс «коллективный санитарный врач Онищенко», который может и должен быть более зорок именно в тех отраслях, где давление мирового рынка слишком велико - например, в том же  сельском хозяйстве.  Даже в рамах правил ВТО, простор для инициативы тут весьма велик.

Но и это ещё далеко не все. На четвертом уровне государство может, аккуратно регулируя налоговую систему, перераспределять налоговую нагрузку между отраслями экономикитаким образом, чтобы снизить её в тех секторах, которые находятся под особым давлением конкурентов - например, в  той же авиационной  промышленности. Если, конечно, стране нужны самолёты.  В случае падения курса рубля налоговый манёвр должен заключатся в превентивном увеличении обложения экспортных и сырьевых отраслей (которые выиграют от снижения курса), и существенного снижении нагрузки на промышленность и сельское хозяйство. Инструментарий льготирования весьма велик, от  прямого снижения налогов, до налоговых  кредитов - и даже списания  старых долгов.

И наконец, если всех этих четырех инструментов оказалось недостаточно, речь может идти и о  господдержке, причем в  самых разных формах.  Правила ВТО не поощряют прямой финансовой поддержки отраслей, но легальные лазейки в этих  правилах и обходные маневры существуют. Было бы желание поддержать. На том же пятом уровне находится ирегулирование объемов госзакупок по отраслям экономики. Хочу напомнить, что объем государственных закупок в России – более пяти  триллионов рублей в год, или свыше 150 миллиардов долларов. Как говорится, есть поле для хорошего стратегического манёвра. Плюс поддержка лизинга – например лизинга сельхозтехники, или новой  отечественной авиатехники. Не могу не отметить тут, с некоторым удивлением,  что недавно кабинет Медведева сделал нечто этому прямо противоположное, а именно  – добавил денег на лизинг зарубежных самолетов, и – как сообщают - срезал средства на лизинг отечественных. Наверное, именно так в этом  Правительстве понимают свою задачу по «смягчению последствий  вступления  страны в ВТО». 

В России не будет возникать никакой  новой серьёзной национальной промышленности высокого предела, если ставки по кредитам буду оставаться на нынешнем уровне. Системные, и последовательные меры государства по снижению процентных ставок по кредитам, прежде всего в приоритетных отраслях экономики, смог дать промышленности куда больший совокупный  эффект нежели  прямая защита рынка запретительными пошлинами, которые - и это правда - нередко консервируют техническую  отсталость. Чтобы преодолеть эту отсталость -  мало снять пошлины, это действительно «только убьет». Нужны инвестиции. Чтобы инвестиции окупались – ставки по кредитам промышленности и селу  должны быть на уровне наших конкурентов в Европе, Японии и Америке. То есть - не пугайтесь – «около нуля». Понятно, что коммерческим банкам около нуля  работать неинтересно. - именно поэтому это и требует самого  прямого государственного вмешательства и контроля.

И н, наконец, седьмой уровень - это системные усилия государства по опережающей модернизации инфраструктурных секторов, и созданию новой  инфрастуктуры в «точках роста» новой экономики, которые без этой поддержки не выдержат внешней конкуренции уже на этапе венчурных проектов. Это требует сознательного подхода, прямого планирования нашего  будущего, грядущего и желательного размещения производительных сил страны, определения приоритетных отраслей и подотраслей, большого внимания к прогнозному межотраслевому балансу, и превентивным мерам по расчистке «узких мест» в экономике - которые наверняка сложатся, и уже складываются, при  стихийном развитии. Как такие диспропорции выглядит в реале – можно увидеть воочию, скажем,  на Волго-Балте, где очередь из кораблей на проход каналом может достигать двух-трёх  недель и более, во время которого суда с народнохозяйственными грузами  десятками скапливаются по трассе канала – только потому, что никто не пошевелился своевременно начать строить  новые шлюзы.  А значит – по цепочке - могут ли наши судостроители ждать новых больших заказов, когда и старых судов  иногда «слишком много» ?  И таких примеров – множество, в самых разных отраслях.  Этот просто наиболее нагляден, и виден не в статотчетах, а глазами. Правительство обязано  уметь увидеть такие  грядущие диспропорции раньше, чем они возникнут, а не  спустя годы, и финансировать целевые программы их устранения не после, не тогда, когда все хором  взвоют: не хватает вагонов, жд путей, дорог, мостов, портов, судов, трубопроводов, линий электропередач, подстанций, дизтоплива,  тепловозов, самолётов, а пилотов вообще нет, их просто не выучили  -  (это я не все перечислил) – а  загодя.

Типичный пример такого абсолютно необходимого вмешательства  в экономику  - это правильный топливный баланс, баланс производства и потребления электроэнергии, пропускные мощности всех наших  товаропроводящих структур и объектов, необходимость ремонта  инфраструктуры, потребности экономики в кадрах высокой квалификации, которые надо готовить загодя,  все то, что выходит за рамки собственно корпоративного планирования, и требует более широкого, государственного  взгляда и прогноза.Экономический смысл этих действий заключается в снижении совокупных издержек народного хозяйства, независимо от форм собственности, и создание условий для роста экономики.

Именно подобный  исчерпывающий  комплекс мер, на семи основных рубежах обороны экономики (а также на 77 дополнительных, о которых нет места рассказать) мы вправе ожидать и требовать от Правительства,  взявшего на себя ответственность за управление страной в этот период.

После такого широкого взгляда на инструментарий, доступный любому вменяемому Правительству  становится ясно, что наши ВТО-шные  спорщики   по существу спорят ни о чем: спорить надо о способности государства мобилизовать все наличные рычаги управления, о наличии во  власти профессионалов, способных грамотно и одновременно вести и монетарную,  и налоговую, и  отраслевую, и таможенную политику, в интересах национальной  экономики,  а главное - о наличии в стране такого центра принятия экономических решений, который бы мог показать, что может одновременно и слаженно управлять таким сложным клубком проблем, как русская экономика на этапе смены экономической модели.

***

В целом, все вышесказанное можно подытожить простой формулой: Вступление в ВТО выгодно России сильной, и не выгодно России слабой. Поэтому у нас нет выбора – либо Правительство докажет, что оно на высоте ситуации, и может успешно управлять экономикой переходного периода, либо стране срочно нужно совсем  другое Правительство – в духе кабинета Примакова - Маслюкова, образца 1998 года, который тогда вытянул экономику из куда более глубокой ямы, куда её затолкали под уговоры, что «рынок все расставит по своим местам». Сегодня точно  не стоит ждать, что всё по местам нам расставит ВТО, которое неизбежно заведет нас в тупик,  если мы не определим своё место в мировом разделении труда сознательно и  сами. Инструменты – есть. Есть ли мастера ?

И ближайшие месяцы ясно покажут нам,  кто есть кто на Сияющем Холме Власти. «Не все доживут до зимы», как говорили в Риме ..?

Tags:

promo special_i_st august 15, 2013 01:29 30
Buy for 30 tokens
Опасность потерять меру и разум спутник любой страсти и идейности. Это, в том числе, и о нашем современном политическом дискурсе. Интереснее всего то, что пену на губах протестной оппозиционной группы, гордо назвавшей себя "креативным классом" и решившей построить вдруг, с…

?

Log in

No account? Create an account