white tiger

special_i_st


Продавец света

Мысли вслух


Previous Entry Share Next Entry
Иван Джуха. Одиссея мариупольских греков (10)
white tiger
special_i_st
Глава третья

В НОВОМ ОТЕЧЕСТВЕ ч.5
Культура, быт и обычаи мариупольских греков

Любой исследователь, знакомясь с культурно-бытовыми особенностями греческих сел: обычаями, традициями, фольклором, обрядами греков, убеждается, что и в первые, и в последующие годы духовная жизнь греков была тесно связана с Крымом. Несмотря на изменившуюся природную и социальную среду, греки и на новом месте сохранили многие свои национально-культурные особенности. Язык, музыка, одежда, обычаи и обряды, пища - все это несло на себе отпечаток далекой и близкой крымской истории. Нередко во всем виднелись и более глубокие исторические корни, уходящие в средневековую Византию и в ту легендарную эпоху, которая вошла в историю цивилизации как эпоха Древней Греции.

И на новом месте национально-культурными центрами греков оставались церкви. Именно сюда приходили люди в дни праздников, рождения детей, здесь совершались обряды крещения новорожденных, венчания и панихиды по умершим. К церкви обращались за помощью во время стихийных бедствий и по случаю неурожая. Почти все праздники у греков так или иначе были связаны с религиозным календарем.

Все церкви в греческих селах через некоторое время после возведения первых церквушек были отстроены заново. Во многих из них греки выставили иконы, привезенные из Крыма. Среди них встречались и весьма древние и, как писал В.И. Григорович, "высокого достоинства", которые могли "принадлежать к первостепенным памятникам византийского искусства". Выражая сожаление, что многие из старых икон подновлены, он, между тем, пришел к выводу, что, "судя по остаткам византийского искусства. Мариупольский округ можно почесть еще пропилеями древней христианской культуры в Тавриде".

Богослужение во всех церквах в грекоязычных селах велось только на греческом языке. Даже в татароязычных селах нередкими бывали случаи, когда к священникам обращались крестьяне с просьбой прочитать им евангелие по-гречески. Не понимая ни слова, они говорили потом, что "тон им приятен", пишет Ф. Браун. После молитвы все они проявляли большое усердие в работе.

На греческом языке по-прежнему говорили лишь в половине всех сел, зато татарский знали почти все. Со временем, однако, в грекоязычных селах татарский язык потерял свое значение и поколения греков, родившихся уже в России, его не знали. На протяжении XIX века языком межнационального общения, а также общения между жителями грекоязычных и татароязычных греческих сел становится русский язык. Это было вполне естественно, и этот процесс надо рассматривать как следствие постоянно расширявшихся культурных, экономических и других связей между греками и русскими, а также результатом введения воинской повинности для греков. В ряде мест с конца XIX века богослужение уже велось на русском языке. В селах, где говорили на татарском, молодежь даже между собой разговаривала по-русски. Посетив греческие села в начале XX века, Ф. Браун пришел к выводу, что обрусение идет очень быстро, и через два-три поколения русский язык будет господствующим в греческих селах. Русским языком владели преимущественно мужчины. Гораздо больший консерватизм в этом отношении проявили женщины. (Даже в наши дни весьма заметна разница во владении русским языком между мужчинами и женщинами, а иногда можно встретить женщин преклонного возраста, русского языка которые практически не знают). Такое положение складывалось исторически. С конца 60-х годов XIX века, когда русский язык все больше входил в быт греков и его преподавали почти во всех школах, изучало его преимущественно мужское население. Девочек в школах было немного, да и обучались они лишь по 2-3 года.

Влияние русского, а также украинского языков проявилось во всех сферах духовной жизни греков и в быту. Русское или украинское звучание приобретали даже многие фамилии. Так, фамилии Чентухов, например, есть русифицированное татарское слово "чентух" (петух), а Трандафиллов - греческое слово, обозначающее "роза". Русифицированными являются также распространенные среди греков такие фамилии, как: Цевриев, Темиров (есть и Темир), Костоманов, Акритов, Ангелин и др, Украинизированными - Дьяконенко, Темиренко, Лефтеренко. Немало фамилий, особенно среди греческого духовного сословия, были и чисто русскими: Савельев, Юрьев, Федоров, Михайлов, Иванов. Особенно популярной среди прочих была и остается сегодня фамилия Попов. О возможных причинах ее широкого распространения уже говорилось. (И среди потомков армян-переселенцев, проживающих сегодня в Ростовской области, фамилия Попов очень распространена. Многие жители этих сел носят и фамилию Поповян. Весьма любопытен в этой связи и другой факт. Среди фамилий нынешних греков и армян - потомков крымских переселенцев - есть и много других одинаковых фамилий: Балабанов, Чубаров, Хримлиев (Хримли), Сагиров (Сагир) и пр. Все это свидетельствует об одинаково сильном влиянии татарской культуры и языка на все христианское население Крыма).

Многие исследователи языка мариупольских греков отмечают, что он имеет много общего с новогреческим языком и близок к северо-греческим диалектам современной Греции. Главное отличие состоит в том, что мариупольские говоры имеют порой значительные включения татарских слов, а также русизмов и украинизмов. И все же румейский язык, по мнению составителя первого в стране словаря румейского языка Р.С. Харабадот, не имеет аналогов в современной Греции.

Т.Н. Чернышева оценивает татарские заимствования в количестве 30 %. Тем не менее, несмотря на длительную изоляцию от основного массива греческого языка, румейский язык сохранил главные элементы грамматического строя и словарного состава греческого языка.

В 1934 году М.В. Сергиевский по совокупности лексических особенностей классифицировал этот язык как особый диалект греческого языка. Сами мариупольские греки называют его румейсккм языком (от слова "ромейос" - римлянин, то есть подданный Римской (Византийской) империи. За давностью лет этот буквальный смысл утрачен, и сегодня слово "ромейос" понимается просто как "грек" - и среди мариупольских греков, и в самой Греции). Специалисты-языковеды сходятся во мнении, что создавался этот диалект на базе северо-греческих говоров. Впоследствии, в Крыму он испытал сильнейшее влияние татарского языка, что придает ему совершенно необычный своеобразный колорит. Эти же особенности румейского языка подметил и В.И. Григорович, за 60 лет до М.В. Сергиевского изучавший язык мариупольских греков. Посетив в 1874 году несколько греческих сел Мариупольского округа, Б.И. Григорович в своей ''Записке антиквара" писал что в языке мариупольских греков сохранились остатки древнегреческого языка. Это, кстати, подчеркивали и другие исследователи, указывая, что в таких селах, как Сартана, Чермалык, Малый Янисоль, сохранились остатки языка Гомера и Фукидида.

Как одну из отличительных особенностей румейского языка Григорович назвал замену перед звуками "и" и "е" звуков "х", "с" и "к" соответственно на "ш", "щ", "ч". Вот примеры типичных слов, показывающие эти изменения.

Румейский
язык
Русский
перевод
Новогреческий
язык
Шон (шиони)
Пши
врош (вруши)
щли (щили)
машер
шероме
снег
душа
дождь
собака
нож
радуюсь
хиони
психи
врохи
схили
махери
херомэ

В конце пятидесятых годов нынешнего столетия несколько экспедиций по греческим селам для ознакомления с состоянием греческого язык совершила Т.Н. Чернышева. (Татьяна Николаевна в совершенстве овладела румейским языком, ей принадлежат прекрасные литературные переводы греческих народных песен на русский язык). Т.Н. Чернышева подметила такую интересную деталь в языке мариупольских греков: заимствования из украинского языка характерны прежде всего для бытовой сферы греков, а из русского - для общественной жизни. Она же пришла к выводу, что румейский язык следует рассматривать как диалект (она именует его новоазовским) современного греческого языка. Диалект этот подразделяется на несколько говоров. Выделенные Т.Н. Чернышевой говоры практически совпадают с теми, которые называли предыдущие исследования (Спиридонов, Соколов, Сергиевский). Т.Н. Чернышева так сгруппировала по говорам грекоязычные села:

1,Ялта, Урзуф.  2.Стыла, Константинополь, Большой Янисоль.  3.Большая Каракуба, Новая Каракуба, Бугасу.

4, Сартана, Чермалык.  5.Малый Янисоль, Новый Янисоль, Чердаклы.  Грекоязычное село Анадоль, не попавшее в этот список, основанное позднее, можно отнести к селам пятой группы.

Соглашаясь в целом с приведенной классификацией, автор считает, что жители села Константинополь стоят ближе к грекам третьей группы сел, нежели второй.

Несколько иной взгляд на проблему румейского языка имеет профессор А.А. Белецкий. Он полагает, что современный язык мариупольских греков следует рассматривать как самостоятельный язык, существующий наряду с тем, на котором говорят в Греции. По мнению А.А. Белецкого, с языковедческой точки зрения нет разницы между языком и диалектом, и каждый территориальный диалект правильно рассматривать как отдельный язык.

Среди выделенных групп наиболее близко к димотике - сегодняшнему языку Греции - стоит первая. Ялтинско-Урзуфский говор отличается значительно меньшими заимствованиями из татарского по сравнению с другими говорами. Однако наиболее типичным и представительным в литературе мариупольских греков является язык двух последних групп.

Обширные заимствования из других языков и утрата "первозданности" произошли, разумеется, не сразу. Довольно долго греческое население в России проявляло завидную этническую стойкость. Автор "Этнографического очерка Екатеринославской губернии" В.А. Бабенко еще в 1905 году писал, что у греков при различного рода празднествах " сохранилось больше обрядностей" по сравнению с другими нациями. Действительно, различные обычаи, традиции и обряды сопровождали греков на протяжении всего их жизненного пути - от рождения и до смерти. Эта отличительная черта была заметна в греческих селах буквально до последнего времени. Лишь в последние годы замечается утрата, например, такой старой греческой традиции, как чествование, причем с особой торжественностью, храмового праздника – панаира [1]. Это один из основных греческих праздников, не уступавший по значимости Пасхе и Рождеству. Панаир - это общественный обед по случаю престольного праздника (иногда их было два, как, например, в Большой Каракубе. Первый - на Илью, 2 августа, второй - на Дмитрия, 7 ноября). Обед обставлялся различными ритуалами и молитвами.

Главную заботу по устройству панаира брал на себя кто-то из состоятельных жителей села (ватаирджи). На панаире объявляли имя того, кто берется за организацию этого торжества на будущий год. Иногда выстраивалась очередь на несколько лет вперед. "Взять" панаир считалось очень почетной обязанностью, учредители панаира пользовались большим уважением односельчан. Некоторые из числа самых зажиточных брали на себя эти хлопоты по несколько раз. Священник, обязательно присутствовавший на церемонии передачи права провести панаир, давал будущему распорядителю пять кусочков хлеба (пендарт).

Обычно за день до праздника в доме, где намечалось торжество, собирались женщины из соседних домов и родственники хозяйки, чтобы помочь ей приготовить обед к празднику. Работы у них было чрезвычайно много - ведь завтра предстояло накормить всех желающих - почти все село, а также гостей из других сел. Столы накрывались прямо во дворе, под открытым небом (панаир всегда проходил в теплое время года). Начинался панаир с "наю", которое в свою очередь, открывалось молитвой. Для этого приглашали священника, а в те села, где церкви были закрыты (уже в советское время), священников приглашали из ближайших церквей. После молитвы и некоторых ритуалов приступали к обеду. На столы подавались не только блюда, приготовленные хозяйкой и ее помощницами, но и принесенные гостями. Многие жертвовали к этому дню животных - овец, коз. Хозяин обычно резал бычка, которого растил специально для этого дня. Жертвоприношения имели свое предназначение: они совершались в целях избавления от несчастий в будущем. Помимо различных блюд, на столы в этот день непременно подавали бузу - слабохмельной напиток, приготовляемый только к панаиру из просяной и кукурузной муки. В каждом селе были свои мастерицы по приготовлению бузы. После обеда обычно гуляли. Делали это с музыкой, песнями, танцами. Завершался престольный праздник греческой национальной борьбой, которую во всех селах именовали татарским словом "курэш", а также скачками на лошадях - хучи. (В XIX веке в ряде греческих сел существовали мужские и женские панаиры. Женский состоял только из богослужения и угощения).

Курэш - самый почитаемый и по сей день греками обычай. Он и сегодня проводится в большинстве греческих сел Донецкой области (без предварительного общественного обеда). Как и в наши дни, соревнование борцов устраивалось либо на площади в самом селе, либо недалеко за селом. В этом месте веревками оцеплялся большой круг, в котором и состязались силачи. Весовая категория при этом в расчет не принималась, а правила были схожи с правилами современной вольной борьбы. Одолевший троих (для этого необходимо было положить соперника на лопатки) получал главный приз (хурбан) - живую овцу. Овец было обычно три, иногда устанавливались и денежные призы. За пределами круга размещались болельщики, темпераментно реагировавшие на любой прием борцов или решение судьи. Стоит ли говорить, что каждый мужчина считал себя крупным специалистом по борьбе, и часто, выражая свое несогласие с действиями судьи, толпы болельщиков выбегали в круг, где криками, а то и кулаками, пытались навести порядок. Поостыв, они возвращались на свои места, а борьба продолжалась.

На борьбу собиралось все село, здесь были и дети, и женщины -основная роль некоторых из них сводилась к тому, чтобы удержать своих мужей от выхода в борцовский круг для "наведения порядка'' или для участия в соревнованиях. На курэш приезжали зрители и борцы из других греческих сел и Мариуполя. Кроме чисто спортивного значения в жизни села и его жителей, курэш имел и другое важное значение. Здесь молодые парни (паликары) и девушки приглядывались друг к другу, знакомились. Этой стороне праздника многие уделяли первостепенное значение, ведь случаев познакомиться с кем-то было не так уж много в селе.

До сих пор во многих греческих селах Донецкой области организация курэша осталась такой, какой она была и сто, и двести лет назад. Самые уважаемые жители из числа старожилов-мужчин обходят сельские дворы, собирая деньги на покупку овец и призов. Прежде из этих денег покупали и продукты для общественного обеда (дефицит покрывался за счет организатора панаира).

Вполне естественно, что о любимом обычае в каждом греческом селе существует множество рассказов и легенд. И сейчас можно услышать, что победа на курэше приносила уважение и честь не только победителю, но и всему роду. В этих рассказах повествуется о самых знаменитых силачах. В селе Стыла помнят Н. Хуллу (впоследствии прославился и его сын, побеждавший во многих селах), в Большой Каракубе - И. Цыкуру, который, по рассказам его внуков и правнуков, боролся даже с медведем из цирка.

Массовость национальной борьбы, пусть и не рассматривавшейся греками как спорт, проявилась в том, что наиболее известные спортсмены среди мариупольских греков сегодня - это борцы. Среди них немало мастеров спорта, победителей соревнований разных рангов. Самым титулованным среди них является чемпион Олимпийских игр, мира, Европы и Советского Союза - Илья Мате, уроженец села Староигнатьевки. Свой путь к вершинам спортивного мастерства И. Мате начинал именно с курэша.

Весьма интересными и захватывающими были и скачки на лошадях. Проходили они либо по большому кругу (в Мариуполе состязались по трехкилометровому кругу), либо по заранее намеченному маршруту. Победитель в хучи получал голову и шкуру быка. В скачках на лошадях тоже были свои непревзойденные мастера. До сих пор в селе Чермалык помнят Ивана Спруцку, который, по словам местных жителей, за свою жизнь не проиграл ни одной скачки. В Большой Каракубе бытует рассказ, больше похожий на легенду, о жителе села Лефтеренко. Он имел такого великолепного скакуна, что позволял себе на скачках в Мариуполе стартовать, когда остальные участники проходили первый круг. Несмотря на это, утверждает легенда, он все равно приходил к финишу первым. Он тоже никогда не проигрывал, из чего автор делает вывод, что чермалыкский и каракубский наездники никогда не встречались в очных соревнованиях.

продолжение следует...

promo special_i_st august 15, 2013 01:29 30
Buy for 30 tokens
Опасность потерять меру и разум спутник любой страсти и идейности. Это, в том числе, и о нашем современном политическом дискурсе. Интереснее всего то, что пену на губах протестной оппозиционной группы, гордо назвавшей себя "креативным классом" и решившей построить вдруг, с…

?

Log in