white tiger

special_i_st


Продавец света

Мысли вслух


Previous Entry Share Next Entry
Иван Джуха. Одиссея мариупольских греков (8)
white tiger
special_i_st
Глава третья

В НОВОМ ОТЕЧЕСТВЕ ч.3

Подданные России

В апреле 1784 года Азовская и Новороссийская губернии объединились в Екатеринославское наместничество. Город Екатеринослав еще не был построен и центром наместничества стал Кременчуг Г.А. Потемкина назначили генерал-губернатором наместничества. Мариупольский уезд был одним из крупнейших в нем. Ему принадлежали самые большие площади удобной для сельского хозяйства земли - 2 634 760 десятин (при 39 тысячах жителей). В это время уезду принадлежало и первое место по числу городского населения. (Кроме Мариуполя в уезд входили Таганрог и Нахичевань, основанная армянами-переселенцами). Е.И. Дружинина приводит такие цифры: из 3856 городских жителей было 1790 армян, 1512 греков, 553 русских, четыре грузина и один вол ох (румын). Кроме того, в уезде проживало наибольшее число, по сравнению с другими уездами, мелких сельских производителей (мужчин) - 5804.

После смерти Екатерины Второй в 1796 году, русский престол занял сначала Павел I, а еще через пять лет - Александр I. Оба они подтвердили своими указами права, дарованные грекам грамотой Екатерины. В покровительстве грекам по-прежнему большую роль играли политические мотивы. Правительства многих держав, в том числе и России, стремились к все большему влиянию на Балканах. Помехой тому было господство там турок. Предоставляя грекам разнообразные льготы в своем государстве, Россия тем самым способствовала росту недовольства греков в самой Греции, находившейся под многовековым игом Оттоманской империи. Соперничая с Францией за влияние на Балканах, Александр I всячески подчеркивал свое расположение к грекам. Он восстановил распущенный Павлом I греческий Балаклавский дивизион. На высоких государственных и военных постах при нем работало немало греков.

В жизни мариупольских греков в это время происходят лишь некоторые административные изменения, вызванные сменой российского правительства. Сначала Мариупольский уезд вышел из подчинения Екатеринославскому наместничеству, войдя в состав Новороссийского. Затем, с 1802 по 1807 гг. уезд вновь подчиняется Екатеринославскому губернскому правлению. В 1807 году Мариуполь и греческие села выделяются в отдельный греческий округ. С этого момента округ подчиняется Таганрогскому начальству. В самом Таганроге тоже проживало немало греков: по данным Г.Л. Арша, в 1802 году здесь насчитывалось 850 мужчин-греков. В таком качестве Мариупольский округ пребывал до 1859 года, когда он вновь возвратился в подчинение Екатеринославской губернской управе. Спустя еще 14 лет греческий округ преобразовали в Мариупольский уезд, просуществовавший в своих границах до революции 1917 года. В 1873 году уезд получил свой государственный герб, который выглядел следующим образом. Поле герба разделялось поперечной линией на две части: верхнюю -темно-синюю и нижнюю - черную. На поле помещалось изображение шестиконечного золотого креста, а под ним - серебряной луны. Смысл всего изображения истолковывался так: синий цвет, то есть цвет утреннего неба, - это символ возрождения, золотой крест - победа христианства над мусульманством. Черный цвет - цвет угнетения (луна - символ мусульманства).

Административные, полицейские и судебные функции в греческом обществе с самого начала выполнял греческий суд. Это был довольно интересный орган для России. Если в самой империи полными правами пользовались лишь дворяне и, с некоторыми ограничениями - купечество, то в Мариупольском уезде все граждане признавались равноправными с самого начала. (С 1794 года греки тоже могли получать права и привилегии русских дворян - в случаях, если предоставляли доказательства благородного происхождения. По указу от 17 апреля 1816 года, такими доказательствами могли быть документы, полученные от Константинопольского патриарха).

Греческий суд был выборным органом. По штату 1784 года он состоял из председателя, четырех его заместителей и секретаря. Выбирались все они на три года из греков на окружном съезде уполномоченных (по два человека от Мариуполя и каждого села). Однако русское правительство постоянно оказывало влияние на греческий суд, назначая в него стряпчего (секретаря) и столоначальника из русских. Кроме такого способа держать под контролем "греческие дела", правительство в течение двадцати лет имело и других своих посланников в Мариуполе. Ради небольшого числа русских, например, здесь был поставлен городничий. Для них же в Мариуполе существовал и ряд других органов: земский суд, управление благочиния, уездное казначейство. Греки воспринимали это как насаждение русских порядков и всячески сопротивлялись этому, требуя убрать из города все эти органы. Требовали они этого настойчиво в течение многих лет. Для увещевания мариупольцев приезжал даже губернский предводитель дворянства, но и он ничего не добился. Греки по-прежнему требовали упразднить все негреческие органы и передать их функции греческому суду. Борьба эта длилась долго, и 2 февраля 1798 года в Мариуполе закрылись все русские учреждения.

Выражаясь современным языком, дела в греческом суде велись с сильными бюрократическими проволочками. Длительное время бумагам не давали хода. Сначала они подолгу задерживались у регистратора, а затем застревали у столоначальника и прочих чиновников. Так что, нередко, время, разделявшее подачу, например, жалобы и принятие судом решения, составляло несколько лет. Особый статус греческого суда, заключавшийся в его обособленности (как, впрочем, и всего греческого общества), являлся, по мнению некоторых историков, причиной всех его достоинств и недостатков. К достоинствам суда можно отнести его выборность, к недостаткам - закрытость заседаний, избрание в члены суда людей без образования, а иногда и просто неграмотных. Во всяком случае, в делах суда вплоть до 1859 года отсутствуют подписи членов суда. Дела в греческом суде решались, как правило, по русским законам, однако нередко суд руководствовался традициями и обычаями, унаследованными из Крыма.

Плохая работа греческого суда усугубилась, когда в Мариуполе разрешили селиться и представителям других национальностей. Греки не населяли, начиная с этого периода, какую-то определенную часть города. Между домами греков строили свои жилища русские, евреи, немцы. При этом поселенцы-негреки подчинялись разному начальству: русские - александровскому уездному, немецкие и еврейские колонисты - специальному комитету по делам иностранных поселенцев. Это приводило к тому, что греческий суд не мог принимать к рассмотрению дела, касавшиеся русских или немцев. Доходило до того, что "чиновник одного ведомства не имел права не только преследовать без сношения с соседним ведомством подозрительных людей, но даже взять лошадей в селе другого ведомства. Бывали случаи, когда целые шайки благодаря этому были неуловимы". (Написано это почти сто лет назад, но злободневно звучит и сегодня, когда бед, благодаря ведомственному подходу во всех делах, не убавилось). В таких условиях греческая полиция была бессильна что-либо сделать. Да и отношение к работе ее членов, указывают современники, не отличалось особым усердием (суд подавал пример?). Полиция не имела даже военной команды. (Когда в 1838 году требовалось привести город в порядок по случаю приезда наследника русского престола, власти ничего не смогли сделать). Из всего этого следовало, что Мариуполю требовались единые органы. Но греки всячески противились преобразованию Мариупольского округа, соглашаясь терпеть все, лишь бы сохранить свою обособленность. Когда предпринимались попытки лишить их некоторых привилегий, они яростно сопротивлялись этому. Так, в 1815 году, когда греков обложили дополнительным налогом и хотели отобрать лишние земли, они сразу же пожаловались царю Александру I. В Петербург отправились два депутата из Мариуполя. Министром иностранных дел России в то время был грек Иоаннис Каподистрия. Его усилиями по "греческому делу" создали специальный комитет. Вошел в него и Каподистрия. Он добился, чтобы земли грекам оставили. Налоги, однако, Александр I сохранил.

Мариупольцы решили отблагодарить Каподистрию пожертвованием в его пользу тысячи четвертей пшеницы (четверть равна примерно 210 литрам). И. Каподистрия согласился принять этот щедрый подарок, но с непременным условием: перевести эти деньги в капитал. Деньги же истратить на строительство в Мариуполе училища для греков.

В конце 1817 года И. Каподистрия получил от мариупольских греков 30 тысяч рублей. Этой суммы пока было недостаточно для осуществления намеченного предприятия. Каподистрия попросил петербургского банкира, поверенного мариупольских греков Калерджи, стать хранителем этих денег до того времени, пока не соберется необходимая сумма. Профессор Г.Л. Арш, изучавший этот вопрос, не обнаружил, однако, никаких документальных подтверждений именно такому расходованию Денег. Возможно, деньги пошли на просветительские нужды - Каподистрия некоторое время возглавлял национально-просветительское общество "Филомузос Этерия" (Общество друзей муз). Г.Л. Арш считает, что именно так оно и было. Он приводит немало доказательств того, что Каподистрия заботился не только о распространении просвещения в самой Греции, но и считал своим патриотическим долгом всемерно содействовать развитию национальной культуры греков России.

Несмотря на все эти житейские неурядицы, жизнь греков складывалась без особых потрясений. (Правда, в 1830 году весь Мариуполь был охвачен эпидемией холеры. В этот год в городе умерло очень много людей. Холера повторилась в 1847 и 1848 гг. В 1848 году она усугубилась еще и засухой, длившейся с апреля по сентябрь. По данным Е.И. Дружининой, не уродились хлеб, картофель, фрукты и овощи). Спокойная жизнь города была нарушена в 1855 году, когда в мае английские и французские военные корабли, принимавшие участие в Крымской войне, вошли в Азовское море и стали обстреливать Мариуполь. Многие жители покинули город, но значительная часть их участвовала в обороне Мариуполя. В срочном порядке были эвакуированы и некоторые учреждения - их вывезли в Сартану и даже в Карань. В ходе боев сгорели на бирже деревянные амбары с солью, хлебные склады, а также некоторые дома. (Например, дом купца Палеолога.)

Вообще жители Мариуполя в это трудное для России время проявили себя как истинные патриоты. В помощь русской армии греки собрали десять тысяч рублей деньгами, а также отправили в Севастополь триста быков и двадцать шесть тысяч четвертей сухарей.

В 1859 году в Мариупольском уезде было введено общее управление и округ подчинился гражданскому управлению Екатеринославской губернии. Девять лет спустя, в 1868 году, в Мариуполе появилось полицейское управление и город разделился на три полицейские части: слободку, собственно город Мариуполь и пригородные села (Марьинка, Карасевка). На три части делился и Мариупольский округ. Части назывались дистанциями. Каждая дистанция подчинялась особому заседателю в суде. В первую дистанцию входили Сартана, Чермалык, Карань, Ласпи, Большая Каракуба, Бешев, Игнатьевка, Стыла, Константинополь, Анадоль. Вторую составляли Старый Крым, Чердаклы, Малый Янисоль, Новая Каракуба, Старый Керменчик, Большой Янисоль, Комар, Богатырь, Улаклы. Третья дистанция состояла всего из трех сел: Мангуша, Ялты и Урзуфа. В каждом селе был урядник (смотритель). Он же исполнял и обязанности писаря.

Несмотря на формальное равноправие членов греческого общества, фактически большими правами пользовались зажиточные греки, прежде всего купцы и крупные скотоводы. С. Яли обращает внимание на такой факт: в греческом суде наибольшее влияние имели мариупольские купцы. Поэтому правильнее рассматривать греческий суд как орган, стоявший на страже интересов греческого купечества. Пользуясь влиянием, именно купечество долгое время препятствовало поселению в уезде лиц другой национальности. В 1818 году, например, в Мариуполе из 1436 жителей русских было лишь двое. В целом Мариупольский уезд до 1821 года был исключительно греческим. Это помогало греческим купцам выдерживать конкуренцию в торговых делах. Но и после того, как русским разрешили селиться в уезде, им не стало намного легче. Сохранилась жалоба купца Поддубного, торговавшего в Мариуполе дегтем, салом и чаем, на греков-купцов: "В городе Мариуполе отдельное греческое управление, каторжные греческие порядки, проклятое греческое царство". Кроме русских, в уезде проживали евреи (их община в Мариуполе существовала с 20-х годов XIX века), немцы и болгары (в 1823 году в Мариупольском уезде существовало 17 немецких колоний, что же касается болгар, то они селились в уезде в течение всего XIX века). В 1869 году жители негреческой национальности составляют почти половину населения Мариуполя. Изменилось к этому времени и соотношение между греками и негреками и в самом уезде. В 1884 году из 161044 человек греков было всего 34 %. Большинство составляли русские и украинцы (50%). Несмотря на это, греки составляли большинство среди купцов, цеховых и мещан.

С 60-х годов XIX века ликвидация льгот и привилегий, данных грекам Екатериной, идет еще быстрее. В 1869 году упраздняется греческий суд, а еще через пять лет специальным законом отменяется действие привилегии, на протяжении 95 лет освобождавшей греков от призыва на воинскую службу. Пяти лет не хватило, чтобы этот пункт царской грамоты 1779 года был выполнен до конца. Тогда же, в 1874 году, в Мариуполе открыто уездное воинское присутствие.

Отмена этой льготы, пишет С. Яли, произвела на греков сильнейшее впечатление. Тяжело расставались они с мыслью о свободе от воинской повинности. В это время в народе родилась даже песня "……………..", то есть "пятнадцатое марта", так как именно пятнадцатого марта 1874 года греков впервые стали призывать в армию. Одновременно с уничтожением льгот и привилегий ("привилег", как их называли сами греки) шел процесс русификации греческого населения. Эта политика царского правительства находила поддержку в среде греческого купечества и зарождавшейся буржуазии, так как в какой-то мере они были к этому готовы. Это было вполне естественно, поэтому именно буржуазия подверглась самой значительной ассимиляции. Соприкасаясь в торговых делах с русскими и украинскими купцами, она вынуждена была изучать русский язык. Открывшаяся в 1820 году в Мариуполе первая школа, где преподавался русский язык, давала возможность изучать его в первую очередь детям греческого купечества. Смотритель этой школы активно боролся за введение русского языка в школьную программу, мешая при этом преподаванию греческого. А этому уже не менее яростно сопротивлялась вторая сторона, которая не желала иметь никаких контактов с представителями других наций. На этой почве возникли беспорядки, главным виновником которых считали учителя греческого языка Харамундаки, подстрекаемого со стороны. "Стороной", похоже, выступала греческая городская дума и ее глава Попов. Последний, противясь русификации, не выделял помещений для русских классов. В книге "Мариуполь и его окрестности" находим довольно красноречивое описание позиции Попова: "он мечтал русские классы уничтожить, потому что в русском языке не видит нужды". (Потребовалось полтора столетия, чтобы мнение учителей изменилось на противоположное. Они теперь не видят нужды в греческом языке. Доходило до того - автор этому свидетель, что школьникам запрещали разговаривать на греческом языке. Родителям "объясняли", что греческий язык мешает изучению русского). А тогда в Мариуполе в споре победила первая сторона.

Странно звучит, но постепенно, по мере отмены льгот и дарованных привилегий греки становились полноправными гражданами России. "Полноправными" в том смысле, что имели те же права, что и большинство граждан. Несмотря на то, что греки все теснее связывали свою жизнь с новым Отечеством, они никогда не забывали родины своих предков. Это вполне естественное чувство безусловно поддерживалось и не прекращавшейся эмиграцией греков из самой Греции. Она усиливалась в периоды очередных русско-турецких войн. Так исторически сложилось, что Россия была той страной, куда в тяжелые моменты в истории своей родины, устремлялись тысячи греков. Начало же XIX века было тем временем, когда национально-освободительное движение в Греции против господства турок, возникшее еще в XVIII веке,' стало приобретать все более организованные формы. У жителей Греции стремительно росли патриотические чувства, передававшиеся и грекам России. В 1814 году в Одессе несколько эмигрантов - Н. Скуфос, Э. Ксантос, А. Цакалов - основали тайную революционную организацию "Филики этерия" ("Дружеское общество"). Общество начало подготовку всеобщего восстания против турецкого ига. Во главе "Филики этерия" в 1820 году встал Александр Ипсиланти, русский генерал, сын греческого эмигранта. В 1821 году движение греков созрело настолько, что Александр Ипсиланти решился с отрядом кавалерии перейти русско-турецкую границу, намереваясь через дунайские княжества проникнуть в Грецию. Тем временем в самой Греции, в центральной ее части, началось восстание клефтов (горных партизан), возглавляемое Т. Колокотронисом. Отряд А. Ипсиланти был разбит турками в Молдавии. Но призыв А. Ипсиланти подняться на борьбу за освобождение родины услышали многие его соотечественники в России, в том числе и мариупольские граш.

Греческое национально-освободительное движение вызвало огромную поддержку и сочувствие в Европе. Во многих странах собирались деньги для борющихся греков, организовывались отряды добровольцев. В одном из них был и великий; Байрон, погибший в Греции.

За ходом восстания внимательно следил А.С. Пушкин. Об этом говорят его письма. В'1821 году он писал своему другу, декабристу М.Ф. Орлову: "Уведомляю тебя о происшествиях, которые будут иметь следствия, важнейшие не только для нашего края, но и для всей Европы. Греция восстала и провозгласила свободу". Здесь все интересно. И то, что великий поэт говорит о греческой революции (а вот еще: "Ничего еще не было столь народно, как дело греков"), и то, что письмо адресовано М.Ф. Орлову, сказавшему: "мне кажется, я первый задумал в России план тайного общества". М.Орлов говорит как раз о тайной организации "Филики Этерия". Он был очень близок с А. Ипсиланти - служил с ним в одном кавалергардском полку. А.С. Пушкин встречал А. Ипсиланти в доме М. Орлова, когда последний, так же, как и сам Пушкин, жил в Одессе. Похоже, еще тогда Пушкин догадывался о принадлежности этих людей к какой-то тайной организации. Идеи освобождения Греции захватили Пушкина так сильно, что дали повод думать некоторым его современникам, потерявшим его из виду, что он уехал в Грецию. Вот еще один отрывок из пушкинского письма, в котором он описывает события в Одессе. "...В лавках, на улицах, в трактирах - везде собирались толпы греков, все продавали за ничто имущество, покупали сабли, ружья, пистолеты, все говорили об Леониде, об Фемистокле, все шли в войско счастливца Ипсиланти...". А герой пушкинской повести "Выстрел" Сильвио "во время возмущения Александра Ипсиланти, предводительствовал отрядом этеристов..." (разрядка моя - И Д.)

Таким образом, в разворачивании национально-освободительной борьбы греческого народа против своих угнетателей Россия сыграла важную прогрессивную роль. Подчеркивая эту роль в судьбах греческого народа, известный греческий повествователь Адамантис Кораис в 1803 году писал: "В Греции многие благомыслящие люди смотрели на русских как на народ, предназначенный провидением воскресить свободу Эллады''. Не раз еще в будущем Греция и Россия встретятся как союзники, не одно еще поколение греков испытает на себе дружеское расположение русских. Не предавали Россию и греки.

В памяти греческого народа сохранилась благодарность России за ее участие в судьбе Греции. Может быть, наиболее ярко это проявилось в годы второй мировой войны. Неоднократные попытки Германии, имевшей договор с Грецией, привлечь к участию в войне против СССР греков, не увенчались успехом. Ни один греческий солдат не участвовал в боевых действиях на стороне Германии против Советской Армии...

В довершение этой темы необходимо сказать, что в 1827 году президентом Греции был избран Иоаннис Каподистрия, ушедший в отставку с дипломатической службы в России и после почетной ссылки в Швейцарию вернувшийся в Грецию.

продолжение следует...

promo special_i_st august 15, 2013 01:29 30
Buy for 30 tokens
Опасность потерять меру и разум спутник любой страсти и идейности. Это, в том числе, и о нашем современном политическом дискурсе. Интереснее всего то, что пену на губах протестной оппозиционной группы, гордо назвавшей себя "креативным классом" и решившей построить вдруг, с…

  • 1
Есть уточнение, упущенное автором. Карань, позже Страя Карань, сейчас с. Гранитное. Новая Карань, сейчас с. Каменка, основано в 1865 году переселенцами из Старой Карани, находится на трассе Тельманово-Волноваха к западу от Старой Карани. Ж.д. станция "Карань", с. Андреевка, в пяти километрах к западу от Новой Карани по той же трассе.
В то время как Карань и ст. Карань упоминаются, о Новой Карани упоминаний у автора нет. За родное село обидно.

  • 1
?

Log in